Откуда произошло слово «халатность­»?

Значение его мы все знаем, но почему именно такое название безалаберности, безответственности?

2 2020-01-14 00:16:19

Ответов: 3

Слово "халатность" произошло именно от названия домашней одежды - халата.

Появилось такое обозначение неряшливости и безответственности в 19 веке.

Всё дело в том, что халат в дворянской среде был символом некоего русского барства, отличающегося определённой ленностью и необязательностью, а носили эту домашнюю одежду в то время чиновники и помещики.

Одна из версий говорит о том, что слово "халатность", как синоним небрежности в выполнении своих обязанностей, связано с более старым выражением "работать спустя рукава", поскольку рабочий халат предполагает сравнительно неспешное, "без огонька", выполнение работы - в халате просто невозможно показывать чудеса трудового героизма, когда работают, "засучив рукава".

Слово халатный по своему образованию является относительным прилагательным, производным от слова халат (например, халатный покрой, халатная ткань). Но с середины XIX в. это слово выражает также переносное качественное значение: `небрежно-безразличн­ый и недобросовестный, неряшливо-нерадивый' (к работе, к выполнению обязанностей), например, «халатное отношение к работе».

В связи с этим качественным значением находится и прои зводное имя существительное халатность (`халатное, недобросовестно-небр­ежное отношение к работе, к своим обязанностям').

Семантическая эволюция имени прилагательного халатный началась в 30—40-е гг. XIX в. До этого времени в дворянской культуре халат лишь воспевался, например, И. М. Долгоруковым, П. А. Вяземским как символ русского барства с его ленью и небрежной распущенностью. Халат был типичной домашней одеждой помещика и чиновника, в которую они были облачены бо? льшую часть дня. Мелкие же чиновники, подьячие, мещане и семинаристы считали халат своим парадным, выходным одеянием. Характерно в фельетоне славянофила И. С. Аксакова («Письма в редакцию ”Дня“», 1863) такое рассуждение о типах старых и новых петербургских тайных советников Российской империи: «Разница между ними та, что у ”старых“ из-под мундира виден — халат, и хотя халат вещь вовсе некрасивая и в некотором роде даже неприличная, но, право, глаз, утомленный блеском шитья и пуговиц или однообразным цветом мундирного платья, не без удовольствия отдыхает на пестрой ткани халата! халат — это ведь эмблема лени, бесцеремонности, простоты, — это все же, сравнительно с форменными чувствами, нечто сердечное и человечное. У ”молодых“ нет ничего, кроме вицмундира — сшитого, конечно, у лучшего Французского портного... не только не видать халата, но, кажется, сама голландская рубашка глядит вицмундиром...» (Аксаков, Славянофильство и западничество, с. 118—119).

Слова халатный, халатность еще в 80—90-х гг. XIX в. воспринимались консервативными, пуристически настроенными кругами общества как неологизмы, как новообразования.

Н. Гиляров-Платонов писал в своих воспоминаниях «Из пер ежитого» о быте духовной семинарии: «И преподаватель-ректор читал свою лекцию и ученики слушали его полулежа (летом на чистом воздухе в саду. — В. В.). По-видимому отец мой даже не видал в такой, по нынешнему выражению, халатности ничего необыкновенного» (Гиляров-Платонов 1886, ч. 1, с. 41).

На семантической истории слов халатный, халатность сказалось сильное влияние творчества Гоголя, его индивидуально-художе­ственного словоупотребления. Н. В. Гоголь придал слову халатный ироническую окраску, применив его в переносном смысле: склонный к халату, т. е. к лени и покою. В «Мертвых душах» (гл. 7) читаем: «...Прямо, так как был, надел сафьянные сапоги с резными выкладками всяких цветов, какими бойко торгует город Торжок, благодаря халатным побужденьям русской натуры...»; «Жили в одном отдаленном уголке России два обитателя. Один был отец семейства, по имени Кифа Мокиевич, человек нрава кроткого, проводивший жизнь халатным образом» (там же, гл. 11).

На основе этого гоголевского словоупотребления в 40—50-е гг. в слове халатный развилось значение `распущенный, лениво-недобросовест­ный'. Тогда же было образовано слово халатность. Например, В. П. Боткин писал А. А. Фету (28 августа 1862): «Да и нравится нам во французском образовании то, что составляет дурные его стороны, именно распущенность его, халатность...» (Фет, Воспоминания, ч. 1, с. 402).

В «Вестнике Европы» за 1872 г. (№ 8, август, с. 844), в реце нзии на «Речи» М. П. Погодина (Сочинения М. П. Погодина, т. 3): «...на всех произведениях г. Погодина лежит отпечаток небрежности, поспешности, одним словом, если можно так выразиться, отпечаток халатности...».

Однако употребление слов халатный, халатность в переносных, экспрессивных значениях в течение долгого времени не нравилось литературным староверам и пуристам.

В пуристической брошюре Н. Г. «Неправильности в совреме нном разговорном, письменном и книжном русском языке» о слове халатность был дан такой отзыв: «Халатность (отношений, поступков, действий и т. п.) — неприличное слово, вошедшее теперь в большое употребление в неизящную литературу. Так как слово халат означает одежду исключительно домашнюю, а в приличном обществе — неприличную, так и слово халатность должно, кажется, означать нестесняемость, нерадивость, неряшливость и т. п. поступков, действий, отношений, в литературном же языке следует признать неизящным и неприличным» (Н. Г. Неправильности, с. 21).

Ср. в романе Д. И. Стахеева «Духа не угашайте» (1896): «Такие ровные отношения в продолжение многих лет объяснялись гла вным образом именно тем, что оба они умели держаться в известных границах друг от друга и не переходили на халатное товарищество» (Стахеев, с. 49).

В повести Д. Н. Мамина-Сибиряка «Около господ» (1900): «Дачу он выстроил великолепную, но одна половина осталась недостроенной. — Это безобразие, н епременно нынче же нужно достроить, — говорил Чадов, когда приезжал в гости кто-нибудь из знакомых. — Я не выношу этой русской халатности» (Мамин-Сибиряк 1917, с. 276).

Слова халатный, халатность приобрели особенно ярко выраженную экспрессию иронии и презрения в наше время.